Басаев обещал за него $100 тыс, а сдали свои. Снайпер на чеченской войне Володя Якут.

История про снайпера Володю Якута до сих пор вызывает бурные споры, суть которых сводится к следующему вопросу: а реальный ли он человек вообще или фигура эта — продукт солдатских баек, некий собирательный образ отважного русского воина?

Со времени Первой чеченской войны и до сегодняшнего дня история про снайпера Володю Якута столько раз была пересказана, что нынешний ее вариант отточен, подробен и убедителен.

Согласно имеющимся сведениям, Володя Колотов (Якут) родился и вырос где-то на севере, где профессионально занимался охотой. Был вообще далек от происходивших в мире событий, но и до него однажды докатились сведения о военных действиях в Чечне.

Заболело сердце у Володи за своих соотечественников, которые пачками гибнут на фронте, в то время, как он спокойно занимается любимым делом. И тогда Володя оставляет свое хозяйство, берет с собой только винтовку и отправляется в Чечню, в самую гущу трагических событий.

Чечня

Путь был не близкий, потому ехал он долго. Вдобавок ко всему на вокзалах его периодически задерживал патруль, их смущало наличие винтовки у путешественника. Но не смотря ни на что, Володя добрался, куда планировал.

Был февраль 1995 года, в Грозном — самое пекло. На КПП Володе объяснили, что нельзя просто так прийти и начать воевать. Есть ряд предшествующих тому мероприятий. Однако при этом добавили, что, если попасть на прием к генералу Л. Рохлину, то стать в строй можно значительно быстрее.

Отыскав Рохлина, Володя доложил о цели визита. Генерал, несколько удивился добровольцу, но тем не менее сказал, что готов принять его в отряд со срочниками, а через пару недель тренировок, мол, посмотрим, решим, что делать дальше. На что Володя ответил, что он охотник, и работать здесь будет сам, в одиночку. Попросил только место, где можно будет отоспаться, восстановить силы, а также о пайке раз в три дня и патронах. На том и договорились.

Странный якутский охотник ушел, и вскоре в штабе про него забыли. И вот спустя недели две радист-”перехватчик” штаба докладывает Рохлину, что у чеченцев панические настроения из-за какого-то снайпера со стороны русских. Ходит по их тылам, вообще бесстрашный. Каждый день “валит” по нескольку чеченцев. Басаев в гневе и даже обещал за голову этого смельчака $100 тыс. Рохлину стало понятно, о ком идет речь.

Оказалось, что Володя за эти две недели хорошо поработал. Каждый день он “укладывал” от 16 до 30 человек, причем характерным способом — выстрелом в глаз. Вскоре поняли и чеченцы, что они имеют дело с промысловиком-охотником.

На поимку Володи они собрали отряд добровольцев, и началась “охота” уже за ним. По ночам чеченцы ходили искать стоянки снайпера, ставили растяжки, где он мог появиться, но все тщетно.

Через пару дней Володе все же удалось отыскать “лежанку” стрелявшего в него. Стрелок располагался под крышей многоэтажного здания, прикрывшись кровельным листом, прямо на противоположной от него стороне. На месте араб (тогда Володя не знал этой подробности) небрежно оставил после себя окурок от сигареты, заправленную анашой. Вернувшись на свою позицию, Володя принялся ждать.

Вот из-под листа кровли показался дымок от сигареты, профессиональный снайпер, очевидно, совсем потерял бдительность. Несколько дней Володя следил, изучал “коллегу”, пока, наконец, тот случайно не “открылся”, и тогда пуля русского снайпера угодила ему прямо в правый глаз.

Сраженный Абубакар полетел стремительно вниз. Там, внизу, из укрытий выбежали несколько чеченцев, чтобы унести тело почетного снайпера, но каждого из них также настигла пуля Володи Якута. Следом показалась другая партия чеченцев… В общей сложности, в этот день им было убито 16 врагов.

Гибель

Ближе к лету Володя засобирался домой. Свой долг он, как смог, исполнил. На родине постепенно жизнь его вошла в привычное русло.

В 1998 году был убит генерал Рохлин. Когда Володя узнал об этом, он долго не мог прийти в себя. Все чаще и чаще местные жители стали видеть его в нетрезвом состоянии.

А потом был убит и сам Володя Якут. расстрелян из автомата (по другой версии, из пистолета). Говорят, нашлись предатель в рядах Российской армии, который и продал сведения о Володе чеченцам. Эти ребята отомстили за смерть своих товарищей, коих насчитали они порядка 300 человек.

Насколько правдива эта история, нет возможности утверждать. А поскольку нет убедительных доказательств и отрицания существования данного персонажа, значит история о русском снайпере Володе Якуте будет жить долго.

Вам может быть интересно:

Николай – один из тех, кто спас Россию от распада.

– Я родился на Чукотке в с­емье военного лётчика. Отец казак, мама тунгуска. Нас было 7 детей. В 3 года отец посадил меня на коня и подарил «мелкашку» (мелкокалиберную винтовку. – Ред.). Это же Чукотка! Там ты мужчина, если умеешь что-то делать руками: охотиться, ловить рыбу, готовить еду…

Москва-400

Снайпером я стал не только потому, что стреляю метко. Важнее умение быть незаметным: когда можешь сутки провести затаившись – так, что вокруг тебя листик не шелохнётся. На войне я ходил на задание, как грибник. Видел гриб (цель) и срезал. Моей целью были снайперы с той стороны и командный состав противника. Если обнаруживал у «духов» рацию – выводил из строя и рацию, и её обладателя. Обнаруживал пулемёт – уничтожал и оружие, и стрелка, если только это не был ребёнок 10-11 лет. На детей рука не поднималась. А «духи» ставили детей за пулемёт. Против нас воевало много женщин-снайпе­ров. Однажды мы накрыли их сразу шесть, когда они спали в кунге (военная машина. – Ред.). По документам все оказались из Прибалтики.

За первую чеченскую кампанию в отпуск выбрался один раз. Мне, как и многим офицерам, денег тогда не платили. Добирался 7000 км на перекладных. В Новосибирске, прознав, что я снайпер, подкатили братки. Предложили за вознаграждение завалить мафиози: «Мы знаем, что ты без копейки денег». Я им: «Ребята, вы не по адресу». От мамы я скрывал, что в Чечне воюю. Адрес-то у меня был: Москва-400. А потом в газетах растрезвонили: «Москва-400 – это Чечня!» Мама узнала – и в слёзы…

По возвращении в часть заехал под Москвой в Троице-Сергиеву Лавру. Земляки просили передать гостинцы родственнику-семинаристу. В Лавре у меня произошла встреча с тамошним старцем архимандритом Кириллом (Павловым), духовником Патриарха Алексия II. Старец всю Великую Отечественную прошёл в пехоте, был участником Сталинградской битвы. В первую встречу он меня благословил, а в следующий мой приезд, уже по окончании первой чеченской, принял у меня исповедь. Помню, я закончил говорить, а он спрашивает: «Ты никому ничего не обещал?» – «Да нет вроде». – «Подумай, может, храм по­строить обещал?» И я вспомнил! Декабрь 1994 г., Грозный, здание старого университета. Мы, группа спецназа, и два взвода срочников оказались в окру­жении, боеприпасы закончились. Финиш.

И мне, 30-летнему, этих пацанов зелёных, вчерашних школьников, так жалко стало… Говорю про себя: «Господи, спасёшь этих ребят, я храм построю». А «духи» нас уже штурмовать начали. Кричат: «Аллаху акбар!» И вдруг один из срочников, Роман, подходит к окну, кричит: «Какой «Аллаху ахбар!»? У нас своё: «Христос воскресе!» И, не удержавшись на подоконнике, падает с первого этажа на головы «духов». И что здесь началось! Мы все, человек 50, с криками «Христос воскресе!» и «Ур-раа!» посыпались из окна на «духов». Такое движение с нашей стороны пошло – не остановить! Это была вторая в моей жизни рукопашная. Мы пронеслись по улице, потом пробежали через одно, другое здание, вновь по улице. Потом начали считать: ни одного человека не потеряли! Наши говорят: «Вы знаете, что вас штурмовала дивизия арабских наёмников?» А мы эту дивизию расколбасили без единого патрона… Вот только про обещание я забыл. А отец Кирилл продолжал: «Твоя война закончилась. О­ставайся в Лавре. И строй здесь (старец указал на сердце) храм». – «Отче, я же единст­венный снайпер в бригаде». – «Скольких противников ты сможешь уничтожить на войне?» – «Человек 100». – «А скольких ты сможешь спасти, став священником?» И я вспомнил, как на передовой батюшка за одну ночь покрестил 200 человек. Отвечаю: «Намного больше». – «Вот видишь. Оставайся в Лавре».

Венчание Николая и Елены. Фото: Из личного архива

Но я не послушался. Отправился в Чечню, где в первый же день подорвался на мине, когда ехал в свою часть. Из госпиталя приехал к отцу Кириллу. А он: «Сбежать хотел? Теперь ты понял, что как военного тебя убили?» Это было правдой. У меня после ранения была такая продолжительная остановка сердца, после которой обратно не возвращаются. Я понял, что выжил молитвами старца. И остался в Лавре.

Чудо на Рождество

Однажды проснулся в монасты­ре с мыслью: «Да, хорошо бы в бригаду к моим ребятам батюшка приехал. Но обычного священника сразу шлёпнут. Он же дорого стоит – за него боевикам платили как за сбитый вертолёт. Надо ехать самому!» А батюшкой может стать либо монашествующий, либо человек семейный. Я хотел семью. Но где в монастыре жену найду? «Скоро Рождество. А на Рождество случаются чудеса!» – сказал тогда старец Кирилл. На Рождество на колокольню, где я служил, пришли студентки регентского отделения петь колядки. Одна из них, Елена, вскоре стала моей женой. И меня рукоположили. В 2000 г. как полковой священник по благословению старца Кирилла я отправился на Кавказ.

Николай (слева) на колокольне Лавры. Фото: Из личного архива

В первую же командировку на передовой окрестил больше 100 бойцов.  В чеченском селении ко мне подошёл офицер спецназа ВДВ: «Как здорово встретить здесь батюшку!» – «Я раньше сам служил в спецназе». – «С каким позывным?» – «Чукча-снайпер». Он чуть не подпрыгнул: «Ты же мне жизнь спас в 1994 г. в Грозном! Я на площади Минутка был под прицелом чеченских снайперов, а их кто-то уложил со стороны старого университета. Потом узнал по своим каналам, что это был «Чукча-снайпер». Дивны дела Твои, Господи!»…

Последние 5 лет отец Николай служит в сельском храме. У него пятеро детей, младшему из которых годик. Живёт семья в одной комнате с печным отоплением. Но теснота не мешает батюшке воспитывать старших из своих четверых сыновей защитниками Отечества, которые в нужный момент скажут, как когда-то он сам, добровольно отправляясь в Чечню: «Никто, кроме нас». А с младшими он в 51 год с удовольствием бегает по лужам, объясняя это тем, что: «Душа поёт и пляшет».

Мария Позднякова/”Аргументы и факты”

Вы можете поаплодировать автору –>

Перед тем, как принять сан, будущий священник Николай Кравченко успел проявить себя как доблестный защитник Родины.

Служа в воздушно– десантных войсках, как их называют, «крылатой пехоте», он не раз принимал участие в боевых действиях на Северном Кавказе. И здесь ему не раз приходилось испытывать на себе действие Вышних сил. В самые опасные моменты сражений эти силы незримо хранили его. С отцом Николаем беседует корреспондент Валерий Духанин.

</td></tr><font>Священник Николай Кравченко. Фото: pravkamchatka.ru</font></td></tr></tbody></table>– Отец Николай, вы рассказывали, как участвовали в военных действиях на территории Чечни. Были ли в Вашей жизни или жизни других солдат и офицеров такие случаи, когда Господь проявлял Себя?</p>

– Были, а как же! Допустим, наступил боец на мину – а она не взорвалась. И лишь только отошел на сто метров – раздался взрыв. Или еще. Когда ходили в разведку – лицом к лицу столкнулись с «духами». Славка, мой товарищ, не успел выстрелить. «Дух» стоял, целился. Славка выстрелил раньше: у «духа» в автомате перекосило патрон. В итоге Славка живой, а «дух» – нет.

Самый яркий пример с нашим командиром бригады полковником Николаем Баталовым. У нас после Абхазии появилась традиция перед боевым выходом, броском читать «Отче наш». Это успокаивало, и появлялась значимость правильно выполняемого дела. Однажды – это было в Грозном – перед нами была поставлена задача контролировать подземный гараж. Ее выполнять было трудно, т.к. не было простора для движения. «Духи» вынуждали нас уйти с позиции. А нам надо было обеспечить выход на площадь «Минутка», контролировать огневые точки на другой стороне улицы. Мы стояли, читали молитву, в это время вышел комбриг. Говорит: «Ребята, я с вами». Мы захватили гараж, зачистили его и стали вести огонь по точкам на другой стороне улицы. Он опять: «Я с вами».

Командиром группы был я. Комбриг в данном случае был постороннее лицо. Он не имел права находиться среди нас. Если бы он погиб – мне трибунал светил бы по полной программе. Тогда он стал рассказывать, что он видел: «Когда вы начали читать молитву – я увидел, как на вас сверху такой прозрачный колокол опускается. И я почувствовал, что под этим колоколом буду в безопасности». Глядя на него, мы поняли, что он говорит правду. С тех пор он эту молитву читал всегда, когда была возможность.

Прошло лет восемь. Встретил как-то начальника штаба. Разговорились. Спрашиваю:

– Где наш комбриг, не видел ли?

– Видел в Волгограде.

– Ну и что, командует?

– Командует! Он, в отличие от тебя, уже протоиерей!

А еще у меня был такой случай, из ряда тех, что привели меня, в конце концов, на духовную стезю. Был у меня друг Серега, мы еще по прошлой войне были знакомы. Он демобилизовался, уехал домой. И вот в Чечне мы с ним встретились. Он был механик-водитель, причем таких надо еще поискать. БВМ держал в такой чистоте, хоть носовым платком проверяй. Спать не ложился, пока не убедится, что машина заправлена и готова к бою. Мы встретились, но ненадолго, в феврале он погиб. На БМП объезжал УАЗик, пошел по обочине – а она была заминирована. Взрыв пошел вверх, прямо через него. Я очень переживал его гибель: встретились – и опять потерялись. Потом, когда мы вышли к Терскому хребту, наша разведгруппа получила неделю отдыха. Мы должны были ехать на бани в Толстой-юрт, но у нас что-то не заладилось. Лежу на поле, день теплый, я задремал, ребята играют в волейбол – а мяч катится вверх.

И вижу – идет ко мне мой друг, я ему: «Здорово, Серега!». А потом: «Слушай, ты же вроде погиб?»

– Где погиб – а где живой. Я к тебе пришел. Вам через три дня в разведку идти – не ходи, погибнешь.

– Как это я могу не идти?

Тогда он мне: «Смотри сюда». И я вижу дорогу, по которой нам идти, все перевернулось, земля стала прозрачной, и на ней в шахматном порядке мины стоят, связанные – т.е. заденешь одну – взлетит на воздух вся дорога. «Смотри, – сказал он мне, – если поедешь – читай без остановки “Отче наш”. Поедешь на второй машине». И он пошел, я за ним, он вошел в какой-то домик и исчез. Третий день прошел-движения никакого. Спать ложимся, прибегает из штаба вестовой: «Срочно, боевой выход через полчаса». Прибегает начштаба, садится на головную машину, я на вторую. Провели разведку по выявлению огневых точек, выявили, где пулеметы, где стационары. Возвращаемся, начштаба говорит: «Через горы пойдем». Поднимаемся по дороге – и я вижу тот участок, который увидел в тонком сне. А я все это время читал «Отче наш». Беру снайперскую винтовку, вижу – черная стена передо мной встает – и все. Очнулся в госпитале. Контузия. Был у нас такой второй номер, хороший, надежный парнишка из Сибири Димка Новиков. Я его взял, в разведку с ним ходил. В его машине на взрывной волне сорвало со стопора башню, а они на броне сидели, и пушкой его ударило по ребрам, сломало два ребра. А у меня от взрыва автомат залетел в люк, и я повис на ремне. БМП остановилась – я из ремня выпал. Я потом поехал к отцу Кириллу, спрашиваю его об этом явлении моего умершего друга. А он говорит: «Если бы тебе явился святой и сказал бы тебе – ты бы не думал о том, что тебе сказали, только гордился бы: вот, ко мне святой приходил. А сами слова забыл бы. А так прислушался. Мы всегда прислушиваемся ко мнению наших друзей. Молись о нем – и он будет молиться о тебе».

Я это запомнил на всю жизнь. Хожу и думаю: друг всегда рядом. За меня есть кому молиться. И то, что во мне есть, я имею благодаря ему. Слава Богу за все!

Беспечное выражение лица ничего не подозревающего врага в перекрестье оптического прицела, короткий выдох и хлесткий звук одиночного выстрела — хорошо подготовленный снайпер в годы Великой Отечественной войны в одиночку мог уничтожить сотни солдат и офицеров противника. 89f16a.jpg Высококвалифицированные стрелки, многие в прошлом охотники, занимали особое положение в рядах красноармейцев и держали немцев в постоянном страхе. РИА Новости рассказывает о пяти наиболее результативных советских снайперах.

Михаил Сурков

Самым эффективным снайпером Великой Отечественной считается старшина Михаил Сурков — только по советским архивным данным, он уничтожил более семисот солдат вермахта. До войны Михаил жил в небольшом сибирском поселке и среди земляков считался хорошим следопытом и умелым охотником. Славился тем, что метко бил пушного зверя в глаз, чтобы не испортить шкурку.5cfb9af251.jpgСоветский снайпер Сурков Михаил Ильич Менее чем за год службы в 4-й стрелковой дивизии 12-й армии Сурков поразил более двухсот немцев. В снайперском деле ему помогали навыки таежного охотника: умело маскироваться, долгое время лежать неподвижно на снегу или под дождем, подмечать малейшие следы противника, тихо и незаметно менять позицию.

Василий Зайцев

Легендарный снайпер 62-й армии Василий Зайцев только в Сталинграде уничтожил 225 гитлеровцев. Здесь же состоялась его знаменитая дуэль с немецким асом Гейнцем Торвальдом, которого командование Германии прислало специально для ликвидации лучшего русского стрелка. Но победителем из трехдневной схватки все же вышел советский боец. В январе 1943-го Зайцев был серьезно ранен взрывом мины и почти лишился зрения. После нескольких операций, оправившись от ранения, Василий тренировал других советских снайперов, а также командовал минометным взводом и ротой. За годы войны он написал два учебника по стрелковому мастерству. Именно Зайцев изобрел применяемый до сих пор прием снайперской охоты шестерками: одну зону в районе боевых действий с разных сторон перекрывают три пары снайперов — по стрелку и наблюдателю в каждой.58b86ea441.jpgСнайпер Герой Советского Союза Василий Зайцев во время боев за Сталинград

Людмила Павличенко

Снайперами в годы войны нередко становились женщины, и они не уступали в результативности мужчинам. Людмила Павличенко получила первые навыки стрельбы еще на гражданке, посещая стрелковый клуб. С началом войны Людмила добровольно записалась на фронт и была зачислена в 25-ю Чапаевскую стрелковую дивизию. Свой талант Павличенко проявила в первых боях за Одессу. За несколько месяцев от ее «мосинки» не ушли живыми почти двести гитлеровцев. В 1942-м, в боях за Севастополь, Людмила была тяжело ранена. На ее счету к этому времени числилось более трехсот вражеских солдат и офицеров. После госпиталя на фронт ее уже не пустили. Павличенко принимала участие в визитах советских делегаций в США, ее принимал лично президент США Франклин Рузвельт. После войны Герой Советского Союза Людмила Павличенко продолжила учебу в университете и работала научным сотрудником Главного штаба ВМФ.4d930bc44e.jpgСнайпер Людмила Павличенко

Владимир Салбиев

Судя по наградным листам и публикациям «Красной звезды» военных лет, уроженец Северной Осетии Владимир Салбиев за годы службы уничтожил более шестисот гитлеровцев. Снайперскую винтовку он взял в руки в сентябре 1942-го и с тех пор практически ежедневно уничтожал по несколько немецких солдат, а также выводил из строя вражеское вооружение и технику. Считался лучшим снайпером 1-го Украинского фронта. Салбиев воевал на Кавказе, в Крыму, под Ленинградом и Сталинградом. Охотно делился опытом и навыками с сослуживцами и лично подготовил около двухсот профессиональных стрелков. На счету бойцов его взвода — более 1100 гитлеровцев. Командование представляло Салбиева к званию Героя Советского Союза, но в итоге он получил только орден Отечественной войны 2-й степени. После войны служил в уголовном розыске.20f7e35090.jpgСоветский снайпер Владимир Гаврилович Салбиев

Максим Пассар

Как и большинство охотников-нанайцев, Максим Пассар освоил стрелковые навыки в совсем юном возрасте. На фронт ушел добровольцем в 1942-м, пообещав отомстить за смерть брата и убить сотню немцев. Пассар известен тем, что умело действовал в связке с минометчиками: те выкуривали гитлеровцев из укрытий, а он их уничтожал. С помощью хитрых уловок Максим выманивал немецких солдат, заставляя их демаскировать свои позиции. Однажды выставил автомат из-за укрытия и привязал к спусковому крючку веревку. Сам отполз на несколько метров и, дистанционно выстрелив очередью, заставил гитлеровского стрелка обнаружить себя. Зачастую Пассар специально оставлял «подранков», дожидаясь, когда к ним на помощь поспешат товарищи, — и они тоже попадали под его пули. За год службы Пассар уничтожил около 240 фашистов. В 1943-м он погиб в бою под Сталинградом, поддерживая снайперским огнем атаку красноармейцев на позиции противника. В 2010-м по ходатайству односельчан указом президента старшему сержанту Максиму Пассару посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.229fc37c1d.jpgСоветский снайпер Максим Александрович ПассарИсточник

Поделись с друзьями!

« Предыдущая темаСледующая тема »

Посмотри супертемы

e7945da7f1_200crop.jpgОй, мамочка, как же я это люблю!bd364bc69a_200crop.jpgНаша прекрасная планета: лучшие тревел-фотографии 2019 годаe9daf20fce_200crop.jpgТёмно-зеленый цвет в одеждеa6440d87ee_200crop.jpgЭксперт оценил шансы Натальи Ветлицкой4b6f2d1d05_200crop.jpg3 основные причины, по которым одни женщины беременеют…c0543d0c7a_200crop.jpg11 гениальных идей от пользователей сети на разные случаи…

Используемые источники:

  • https://politika-v-rashke.ru/basaev-obeshhal-za-nego-100-tyis-a-sdali-svoi-snayper-na-chechenskoy-voyne-volodya-yakut/
  • https://pravoslavie.fm/armi/voyna-i-mir-chukchi-snaypera-kak-mayor/
  • https://pravoslavie.ru/50075.html
  • http://back-in-ussr.com/2018/11/luchshie-sovetskie-snaypery-velikoy-otechestvennoy.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *